WarFin.ru
 
Меню сайта


Календарь
«  Март 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031


Подписка RSS

Рассылка новостей на E-mail


rss2email



Поиск






Друзья сайта
Наши друзья и партнеры
Наша кнопка:
ЯрФин - сообщество военных финансистов
Код:
Наш опрос
Сколько будем служить?
Всего ответов: 352


Приветствую Вас, Гость 19.10.2017, 23:16
Главная » 2009 » Март » 9 » Финансовое обеспечение армии. Интервью "Эхо Москвы" с Л.К. Куделиной 7 марта 2009 года.
Финансовое обеспечение армии. Интервью "Эхо Москвы" с Л.К. Куделиной 7 марта 2009 года.
18:20

С. БУНТМАН: Добрый день. «Военный совет» проводит очередное своё заседание. Его ведут Анатолий Ермолин и Сергей Бунтман. Добрый день всем. Сразу хочу сказать, что телеканал «Звезда» показывает передачи, дополненные материалами, репортажами, настоящим телевидением, через неделю уже. И о прошлой нашей передаче о военной ипотеке будет завтра в 10.30 на телеканале «Звезда». И вот так у нас будет по неделе. Сейчас мы представим нашу гостью, Любовь Куделину. Добрый день.

Л. КУДЕЛИНА: Добрый день.

С. БУНТМАН: Замминистра обороны по финансово-экономической работе. С праздником Вас.

А. ЕРМОЛИН: Особый день, особый гость.

С. БУНТМАН: Все российские вооружённые силы прямо перед праздником Вас выдвинули на информационную передовую.

А. ЕРМОЛИН: И такую острую тему выбрали специально перед праздником.

С. БУНТМАН: Ну, не знаю. Посмотрим, как мы… Действительно, очень много вопросов. Кстати, есть ли статистика, сколько женщин-военнослужащих у нас и в каких вооружённых силах, именно в Министерстве обороны.

Л. КУДЕЛИНА: В Министерстве обороны служат до 90 тысяч женщин.

С. БУНТМАН: В основном это офицеры или какие-то другие, кого больше?

Л. КУДЕЛИНА: Вы знаете, это более младший офицерский состав. Но есть и те, которые на полковничьих и подполковничьих должностях. Когда я где-то бываю, весьма радостно мне воспринимать таких военнослужащих.

А. ЕРМОЛИН: А тенденция к увеличению?

Л. КУДЕЛИНА: Я бы сказала, что сейчас нет.

С. БУНТМАН: Как относятся к новой форме женщины-военнослужащие?

А. ЕРМОЛИН: От Юдашкина.

Л. КУДЕЛИНА: Дело в том, что новая форма ещё не пошла в войска, они ещё не поняли, какой состав материалов, лучше она или хуже.

С. БУНТМАН: Но заранее надо посмотреть журналы.

А. ЕРМОЛИН: Мужчины побаиваются гламура от Юдашкина, в том числе и наши слушатели.

С. БУНТМАН: Бюджет. Здесь весь мир был потрясён, те, кто смотрел зарубежные агентства и телевидение, первой новостью было увеличение китайского военного бюджета на 14,9%. И почти одновременно сокращение на 8% российского военного бюджета. Если отвлечься по всем агентствам от сенсаций, о чём это говорит?

Л. КУДЕЛИНА: Я бы не говорила бы даже о процентах. Восемь, шесть процентов, насколько в Китае увеличили, я бы говорила о том, что после длительных переговоров в экономическом блоке правительства, мы согласовали три основополагающие для Министерства обороны, три направления расходов, которые не подлежат никакой корректировки, ни при каких условиях, ни при каких обстоятельствах. То, что нам действительно сегодня очень необходимо. Это государственный оборонный заказ, тот, который нам утверждён в этом году. Это те объёмы жилищного строительства, которые нам утверждены в этом годы, и нам необходимо эти объёмы сохранить и наращивать дальше. Внутри изыскания собственных источников, что мы и делаем сейчас.

И, естественно, не подлежат никакому сокращению расчеты с личным составом. Естественно, денежное довольствие, зарплата и все те компенсационные выплаты, которые нарезаны личному составу. Это три основополагающие. Другие расходы могут быть сокращены.

С. БУНТМАН: А другие – это что? Что будет больше сокращаться, какие другие расходы, об этом тоже разговор идёт.

Л. КУДЕЛИНА: Это расходы тылового характера, которые мы тоже не можем сократить на большой объём, это продовольствие, это вещевое, горюче-смазочное. Если мы прекратим покупать ГСМ, то тогда о какой боевой подготовке мы будем говорить? Поэтому сейчас найти поиск, какие расходы можно в большую сторону сократить, какие можно в меньшую. От каких-то объектов строительства отказаться в этом году. И мы приняли решение те объекты сохранить, которые непосредственно связаны с той программой вооружения, которую мы закупаем. Поэтому сейчас в каждом этом направлении расходов мы ищем свои собственные пути, не отправляя в войска сплошняком деньги, а анализируя уже здесь, в центре, конкретный характер расходов.

С. БУНТМАН: Сейчас много говорят о том, что считается менее профильным для Министерства обороны, целые истории в разговорах об армейском спорте, а сейчас начинают волноваться и военные музеи. Такие сферы, вроде бы, традиционные для нас, но не совсем военные. Здесь будут сокращения?

Л. КУДЕЛИНА: Вы знаете, музеи пока не предполагается. Но музеи не получают никакой специальной суммы из бюджета Министерства обороны. Они содержатся как обычная воинская часть, обычное федеральное госучреждение. Содержать, безусловно, мы его должны, мы не должны отключать у него электроэнергию, чтобы произошёл какой-то клин. Тоже самое по спорту. Любой характер расходов с точки зрения, как можно ужаться и минимизировать расходы. За последние годы расходы Министерства обороны росли в геометрической прогрессии. Ещё в 2007 году у нас бюджет не превышал 800 млрд. В этом году это больше 1,5 трлн.

С. БУНТМАН: А из-за чего такое повышение? Из-за повышения цен, тарифов? Или какие-то новые сферы расходов открылись?

Л. КУДЕЛИНА: Нет, это расходы, которые связаны, прежде всего, с оснащением, со строительством объектов для того, чтобы, если мы хотим вооружение закупать, и ставить на эти объекты. Другие расходы, конечно, подлежат просто ужатию.

С. БУНТМАН: Ещё один вопрос важный. Вот сейчас мы… ладно, хорошо, 8, 6 – это разные проценты, но всё-таки. Сейчас такое сокращение проводится, оно единовременное, и это будет зафиксировано хотя бы до конца года или возможно в обстоятельствах кризиса и необходимости корректировки бюджета, возможны и другие корректировки и сокращения. Как Вы считаете?

Л. КУДЕЛИНА: С учётом перехода на наш новый облик? У нас основных два срока есть. Это по тем воинским частям, которые не подлежат передислокации, срок реорганизации установлен 1 июня. Те, которые подлежат реорганизации, должны нести дополнительные затраты по переноске вооружения и имущества, это срок 1 декабря. Проблем с увольнением военнослужащих абсолютно никаких не должно быть. Средств для обеспечения, то, что предусмотрено законодательством, абсолютно достаточно.

Вопрос станет только о том, как быстро мы сможем нарастить ту потребность в расходах на жилищное обеспечение для того, чтобы обеспечить жильём увольняемых военнослужащих. И здесь я не исключаю, и мы прекрасно понимаем, что эти люди могут перейти и на 2010 год, потому что ни один военнослужащий не останется брошенным, с точки зрения тех гарантий, которые установлены законодательством.

А. ЕРМОЛИН: А какую часть от текущего денежного довольствия будет получать пенсионер военный? Пятьдесят, сорок процентов? Что пенсия от его месячного содержания, сколько будет составлять? Я сейчас скажу, почему. У нас есть вопросы. Например, один военный музыкант такой вопрос задаёт. Я понимаю, что он почти риторический. Двадцать два года выслуги, 50 лет, 15 парадов на Красной площади. У меня 4 парада на Красной площади, я знаю, что с суставами происходит во время тренировок. У него 15. Человек уволился, 22 года выслуги, после этого получил инвалидность, вероятно, с теми же суставами, связано с ногами. У него пенсия 4400 рублей. И он инвалид в 50 лет. Вопрос такой – «Что ждать мне от государства?»

Л. КУДЕЛИНА: Ну, сегодня мы не меняем законодательство, оно градирует, исходя из выслуги лет. К сожалению, пример этот не показателен в целом для вооружённых сил, потому что так сложилось, что музыканты имеют очень низкие должностные оклады, которые являются основой для начисления пенсий. Вопрос только о пересмотре пенсий может быть после того… мы думаем, что надо пересматривать систему денежного довольствия и поднимать оклады по воинской должности, они существенно низкие, оклады по званию, и убирать те многочисленные дополнительные выплаты, которые в каком-то году вводились, как латание неких дыр, закрытие какой-то проблемы. Дальше так невозможно. Надо выходить на систему.

И в этом отношении, я вам хочу сказать, что я думаю, что в этом году покажет результат система оплаты труда, введённая для гражданских лиц, которые раньше оплачивались по единой тарифной сетке. У них резко выросли оклады, у них существует система компенсационных выплат, районные коэффициенты. Но у них есть такое понятие, как стимулирующие выплаты. И любое федеральное госучреждение, если оно может меньше численностью обойтись, у него остаётся экономия, он доплачивает этим людям.

Если он зарабатывает, он доплачивает этим людям. И тогда коллектив внутри себя определяет, сколько, каким образом производить эти выплаты. К сожалению такие права мы не можем сейчас предоставить воинским частям даже в отношении гражданского персонала, с учётом перехода на новый облик и, чего греха таить, и гражданский персонал в ряде воинских частей тоже подлежит сокращению. Но в будущем такие права должны быть как у военнослужащего, командира, как для военных, так и для гражданских. Мы должны, чтобы внизу не одинаково выплачивали, а имели выбор кого стимулировать.

А. ЕРМОЛИН: Любовь Кондратьевна, наши политики достаточно радужно рапортуют, докладывают о той системе, которая будет выстраиваться. Буквально накануне кризиса Виктор Заварзин, председатель комитета ГД по обороне, озвучил такие цифры, что через 3 года младшие офицеры будут получать от 35 до 70 тыс. рублей. Офицер, уровня полковника, генерала, комбриг – 150 тысяч рублей. То есть, эта цифра вполне соразмерима с нормальными армиями мировыми. Вот такой вот вопрос. Откуда эти деньги возьмутся? Офицеры очень серьёзно анализируют эту тему, и хотят понимать, есть ли некие гарантии, что это будет гарантировано?

Л. КУДЕЛИНА: Знаете, испокон века…

А. ЕРМОЛИН: Можно я дальше… Просто наши гражданские слушатели не все знают нашу специфику. Обычно, основная часть денежная довольствия состоит из оклада по званию и по должности. И пенсионное довольствие тоже во многом зависит от выслуги и от того, какую должность человек занимал, и какое у него звание. И люди, пенсионеры, переживают, что да, мы будем получать серьёзную доплату, но не получится ли так, что это будет аналог «серых» зарплат в конвертах, которые ни на что не распространяются, сегодня есть деньги, мне дали, завтра кризис съел бюджетные фонды, этих денег нет.

Л. КУДЕЛИНА: Нет, дело в том, что бюджет Министерства обороны, то, что заложено на 2009, 2010, 2011 год в отношении денежного довольствия военнослужащих, мы проанализировали, просчитали. Почему мы не требуем деньги для увольняемых военнослужащих? Потому что их достаточно в этом году, и если кому-то надо выплачивать в следующем году, мы рассчитаемся полностью со всеми выплатами. Но после того, когда мы выйдем на некие параметры, которые есть, ресурс, который у нас заложен на последующие годы, у нас никто не собирается его сокращать с учётом сокращения вооружённых сил.

И поэтому мы прикинули о том, что почему мы заявляем о реформе денежного довольствия? Мы прикинули, что нам хватит тех средств для того, чтобы кардинально поднять. Никто не ставит вопрос о том, что подняв военнослужащим, мы забудем про военных пенсионеров. Сегодня никто не ведёт речь о том, что мы разрываем начисление денежного довольствия, тех параметров, которые учитываются в денежном довольствии, и те выплаты, которые учитываются при пенсии.

Я не исключаю, если в том же объёме военнослужащим, уволенным в запас, может быть будет чуть поменьше увеличение. Но разрыва такого быть не может.

С. БУНТМАН: В этом есть надёжность?

Л. КУДЕЛИНА: Да.

С. БУНТМАН: Понятно. Любовь Куделина у нас. +7-985-970-45-45 – это телефон для смс. У нас ещё целый комплекс вопросов.

А. ЕРМОЛИН: Вопросов очень много. Честно скажу, есть и злые.

Л. КУДЕЛИНА: Давайте злые.

А. ЕРМОЛИН: Цензура уже проведена внутренняя.

С. БУНТМАН: Что за цензура?

А. ЕРМОЛИН: Радует то, что наши офицеры серьёзно умеют анализировать. Здесь не только музыканты, но и реальные военные учёные, экономисты. Вот такой вопрос. Даже не вопрос, а оценка нашей государственной политики, наших подходов, того, что мы собираемся делать. Наш слушатель, учёный, пишет: «За три года цены вырастут в два раза, как минимум. Кто останется в армии, столкнётся с резким торможением карьерного роста, потому что выход на пенсию капитаном или майором будет нормой. Вопрос почему – понятен, должностей станет меньше, карьерные лифты сократятся. Сроки службы в званиях и предельные сроки службы будут увеличены. (Мы об этом ничего не слышали, это предположения нашего слушателя) В итоге среднестатистический офицер предпенсионного возраста за год до увольнения будет получать на руки примерно 50 тысяч рублей, в пересчёте на сегодняшний день это будет 25 тысяч рублей. Такая простая арифметика». Как Вы это прокомментируете?

Л. КУДЕЛИНА: Я не очень доверяю простой арифметике, потому что сегодня утверждать, что в два раза вырастут цены, наверное, надо посмотреть на то, что творится в экономике. Недаром по многим другим федеральным уровням пересматривается стоимость работ по строительству дорог, по другим направлениям, с учётом того, что в отдельных направлениях нет роста цен, а сокращены цены по сравнению с уровнем прошлого года. Например, возьмите металл. Или какие-то там строительные материалы. Это же факт. И поэтому сегодня прогнозировать, что всё плохо, в два раза вырастут и поэтому мы все уйдём на дно, я бы так не анализировала. Здесь более глубокий анализ должен быть всех сфер народного хозяйства, а не накрывать средней температурой по больнице всё народное хозяйство в целом.

А. ЕРМОЛИН: Вот самый острый вопрос, который в офицерских сообществах сейчас обсуждается. Насколько я помню, это приказ номер 400 о поощрении военнослужащих. О премиальных.

Л. КУДЕЛИНА: О награждении деньгами.

А. ЕРМОЛИН: Да. Я не хочу высказывать своё мнение, тем более, что Вы наш гость, я просто сошлюсь на мнение офицерского сообщества о том, что это одна из самых обсуждаемых тем. Вот один офицер пишет: «У нас из-за этого приказа уже переругались между собой все, и офицеры, и даже их жёны. Больших премиальных денег ещё не видели, а уже испорчены многие взаимоотношения. Есть случаи, когда офицеры приходят к командованию и просят, чтобы их вычеркнули из списков на премирование. Невмоготу стало. Сослуживцы их стукачами и представителями нетрадиционной сексуальной ориентации называют. Жёны премированных и непримированных даже не разговаривают друг с другом».

Другая позиция, уже там, где выплачивают и уже приличные деньги. «Я за 4,5 года дослужился до майорской должности в Управлении дивизии. А квота на поощрение бешенными бабками пришла такая, что мой одноклассник, так и не получивший капитана, состоявший на старлеевской должности и отвечающий только за свою попу, скажем мягко, теперь будет получать за это бешеные бабки, а я нет. И эти деньги будут получать ещё многие офицеры, которые ещё ничего не умеют, и не могут. Командир взвода у нас главный. Так извините, на хрена я рвался и старался, строил свою военную карьеру?»

Мне кажется, не были просчитаны социальные последствия. Получается, хотели как лучше – поощрить, а получается… Вот как мы сидим, нам дали на троих одну квартиру, мы должны определить, кто лучше, и какие после этого у нас будут взаимоотношения.

С. БУНТМАН: Не дадут, не надейся.

А. ЕРМОЛИН: У меня уже есть.

Л. КУДЕЛИНА: Конечно, где-то в душе даже я об этом думала, чтобы не было этой социальной несправедливости. Но знаете, что меня больше всего удивляет? Чтобы был подписан приказ, была проведена колоссальная работа снизу, с каждой воинской части, в открытом виде обсуждение тех офицеров, которые включаются в список. Если внизу, в воинской части, среди офицерского состава выбрали кого-то, то что же сейчас говорить о том, что все переругались? На том этапе выбирали. Они были лучшие. Поэтому надо разобраться, а что мы вообще сделали, какой был отбор, и как документы подошли к тому, кто вошёл в приказ. Ведь это был отбор снизу, с каждого уровня управления. Бригада в дивизии, дивизия в округе, округ на комиссии Министерства обороны. Это же не просто так, что кто-то захотел.

А то, что в принципе совершенствовать эту систему, есть поручение Анатолия Эдуардовича, мы хотели, чтобы она была прозрачная, но, видимо, нам надо вносить какие-то совершенствования.

С. БУНТМАН: Но к этому вы стремиться будете?

Л. КУДЕЛИНА: Да.

С. БУНТМАН: Сейчас мы не будем затевать новую тему. У нас перерыв через минуту. Я хочу напомнить, что мы работаем с вашими вопросами, которые поступили в Интернете, поэтому не взыщите, если о чём-то не спросили. Сейчас у вас есть возможность задать вопросы с помощью смс +7-985-970-45-45. Любовь Куделина. И мы с вами снова встретимся через три с небольшим минуты.

НОВОСТИ

С. БУНТМАН: Мы продолжаем. Анатолий Ермолин, Сергей Бунтман – ведущие этой программы. У нас в гостях Любовь Куделина, замминистра обороны по финансово-экономической работе. Продолжаем тему обеспечения.

А. ЕРМОЛИН: Я хотел бы не соскакивать с темы награждения военнослужащих деньгами. Мне кажется, что на эту тему думали всю жизнь в российской армии, есть замечательные рассуждения у Фёдора Михайловича Ушакова, о том, что надо чётко разделять, что за смелость, отвагу надо ордена давать, за профессионализм – в должности повышать. Как Вам кажется, Любовь Кондратьевна, Вы уже достаточно долго в вооружённых силах, правильно ли вообще так формулировать, что награждать за добросовестное выполнение служебных обязанностей? Награждать надо за профессионализм. Мне кажется, что ключ и разгадка…

С. БУНТМАН: А как его определить?

А. ЕРМОЛИН: Определить это можно. Можно определить, как человек стреляет, как он справляется с миновзрывной подготовкой, извиняюсь, я на свою воинскую профессию спецназа всё перекладываю. Но профессионализм измеряется, а добросовестность не измеряется. И мне кажется, что офицерское собрание и так очень сложной и непростой орган офицерского самоуправления. Как некая общественная структура в жёсткой командной системе, она вряд ли может объективно выбрать офицеров, кому надо давать деньги. Как Вы относитесь к тому, чтобы деньги платить за профессионализм, а не за неизмеримое понятие добросовестного отношения к службе.

Л. КУДЕЛИНА: Так нет, в тех критериях, которые применялись в отборе, первая отправная точка – это те, кто проходит службу в частях постоянно готовности. К сожалению, разброс и количество частей постоянной готовности кадрированных сокращённых частей у нас значительный. Это была первая отправная точка. И конечно, основное предназначение для отбора – это был, конечно, профессионализм, безусловно. Насколько он может показать себя, насколько он может обучить себя, насколько он сложен. Но не добросовестность. Что такое добросовестность?

А. ЕРМОЛИН: А ценометры есть профессионализма? Разрабатывается система оценки?

Л. КУДЕЛИНА: Когда это всё отбиралось, у нас была система оценки, которая была отправлена в войска, как подходить к каждому военнослужащему. Но она абсолютно разная. Одна система отбора в сухопутных войсках, совершенно другая – в космических, ракетных войсках стратегического назначения. Другие требования к профессионализму. И абсолютно разные требования в военно-воздушных силах и военно-морском флоте.

А. ЕРМОЛИН: Да, тут ЕГЭ не получится.

Л. КУДЕЛИНА: Конечно, какое ЕГЭ!

С. БУНТМАН: Давайте по вопросам пройдём. Вот Кузьмич нам пишет, некий: «Какая гадость! Ведь с премии не будет пенсии».

А. ЕРМОЛИН: Об этом мы уже говорили. Это как раз одна из ключевых…

Л. КУДЕЛИНА: Нет, дело в том, что либо мы хотим создать на данном этапе действительно профессиональную армию с частями постоянной готовности. Вы знаете, в чём основная причина перехода на новый облик – освободиться от тех кадрированных сокращённых частей, которые никогда достаточно не развернуться. Но сейчас не стоит вопрос, что одновременно с созданием профессиональной армии частями постоянной готовности, мы сейчас простимулируем наших военных пенсионеров. Они пусть ждут, у них час наступит, когда мы займёмся реформой денежного довольствия.

С. БУНТМАН: «Будет ли повышена военная пенсия в этом году?» - Фёдор из Саратова.

Л. КУДЕЛИНА: Да, безусловно. Индексация денежного довольствия, пенсий предусмотрено. И сейчас в экономическом блоке рассматривается вопрос об увеличении этого размера. Пока я не скажу, до какого уровня, поскольку это рассматривается, но предусмотрено. Как только индексация денежная, соответственно – и пенсионерам.

С. БУНТМАН: И когда, чтобы знали, на что рассчитывать. Когда?

Л. КУДЕЛИНА: Пока на графике наших планов, может быть это изменится и будет ускорено, пока стоит с 1 августа. Но этот вопрос обсуждается, речь идёт об увеличении той индексации, которая заложена в бюджете.

А. ЕРМОЛИН: Я чувствую, что одной Вашей фразой мы закрыли чайник крышкой, и там снова начал копиться пар. Поэтому я сейчас отвечу на Ваши слова репликой офицера, пенсионера: «Пенсионеры – это отработанный материал. Зачем им платить? Пусть загибаются. Одно поколение пенсионеров загубили, унавозили почву для перестройки, сейчас следующее. Раньше ждали коммунизма, теперь мозги пудрят 2020 годом. А жить хочется сейчас! И не только в Госдуме. Эх вы, законодатели…»

Я просто сам из семьи военнослужащих, и прекрасно помню трагедию своих родителей, и отца, как здесь про это говорится, и мама, которая с ним всю жизнь по военным городкам. Я понимаю, что это эмоциональная реплика, но всё равно. Надо сделать так, чтобы они недолго ждали.

Л. КУДЕЛИНА: Я понимаю. Но одномоментно всё для военных пенсионеров, у государства просто не хватит всего того, о чём нам пишут пенсионеры. Мы пытаемся всё, что возможно, внести в ГД. Я считаю, что в прошлом году мы приняли закон о том, что если уволенные в запас работают, то они могут вносить взносы, как работающий человек. И участвовать в этих накоплениях. Это большая заслуга. И поэтому какие-то моменты… Ведь у нас полно проблем с военными пенсионерами. Это потеря кормильца, низкие были выплаты, это пенсии по инвалидности, низкие выплаты. Мы же всё время живём на каких-то опорных выплатах, которые считаются доисторическими размерами.

Я помню, в 2007 году, если на гражданской сфере выплата по потере кормильца считалась уже из 1150 рублей, то своим военным пенсионерам я начисляла 185 рублей. Понимаете, вот эта градация. Выравнивание, чтобы вне зависимости от того, военный пенсионер или гражданский, те льготы, которые существуют в стране, от чего они начисляются, чтобы они были одинаковыми. Поэтому 2008 год мы посвятили выравниванию ситуации, которая просто ставит… Я сейчас сказала об инвалидности, о потере кормильца, колоссальная переписка, у нас очень много таких, кто получает пенсию по линии Министерства обороны. Наступит черёд и обычных пенсионеров, которые не имеют эти выплаты. Это тоже была больная тема для нас.

А. ЕРМОЛИН: Я понимаю, что каждый мнит себя героем, видя бой со стороны. Понятно, что одновременно наступать на всех направлениях очень тяжело. Но, если такая задача, что взят курс на то, что к тому же 2020 году пенсия составляла 80% от денежного довольствия. Вот именно, как системный подход. Закладывается ли такое направление, чтобы офицер точно знал, что я уйду на гражданку и буду нормально жить.

Л. КУДЕЛИНА: Ну, этот посыл заложен в стратегии социального развития вооружённых сил, которые мы приняли в прошлом году. Это есть. Это наше желание, выравнивание ситуации, 2020 год. Но с учётом того ,что происходит сейчас в стране, если мы очень активно прогнозировали наши расходы в прошлом году, осенью до 2020 года, то немного работа приостановлена, потому что прогноз должен быть более чёткий. Сегодня он немножко сбоит, мы сегодня не знаем, что мы будем иметь к 2020 году. Но это как путеводная звезда наших действий, нашей стратегии социального развития. Это есть.

С. БУНТМАН: Как гибко будет пересматриваться? Условия меняются всё время. Мы в первой части говорили, что невозможно с простой арифметикой прогнозировать повышение цен в два раза. Они могут быть в три, а могут быть где-то в минусе. Как гибко будет и Министерство обороны тоже реагировать в своих социальных выплатах на ситуацию? Как это заложено?

Л. КУДЕЛИНА: Мы не сокращаем социальные выплаты, мы их индексируем, всё, как положено. Другое дело, что то, что мы добились с одного года, расходы за поднаём, это уже невозможно было обсуждать в предыдущие годы. Просто насмешка, что мы выдавали на руки. Да, мы подняли. Казалось бы, ничего подняли. Но ведь за 15 тысяч военнослужащие в Московской области квартиру не снимет. Поэтому выход на более реальный объём, надо ли идти на реальные объёмы компенсаций или платить, действительно. Достойное, большое денежное довольствие.

А. ЕРМОЛИН: И надо ли?

С. БУНТМАН: И как эту дилемму решить?

Л. КУДЕЛИНА: Наверное, поднаём не все получают, видимо, его надо сохранять, и что если он не имеет квартиры, не платить ему денежное довольствие? Сохранять, но поднаём должен быть в том объёме, чтобы он не доплачивал из своего кармана. А если жена не работает, если двое детей. Как обходиться? У нас по поручению правительства срок этой концепции реформы денежного довольствия, что мы будем делать со статусом военнослужащих, уволенных в запас, к 1 октября. Поэтому мы сейчас активно это прорабатываем. Никто не собирается резать всё то, что сегодня законодательством предусмотрено.

С. БУНТМАН: Любовь Куделина у нас в гостях. Он майора из Ростова. Для меня загадочный вопрос, он, наверное, знает, что имеет в виду, сейчас мы попробуем выяснить все: «Почему ТАК получилось с выплатой командировочных в Абхазию? Обман чистой воды». Что он имеет в виду?

Л. КУДЕЛИНА: В Абхазии, когда начались мероприятия по принуждению к миру, вышло постановление правительства с 8 августа те, кто туда откомандирован на эти мероприятия, была установлена норма сто процентов суточных, действующих на территории Грузии. Но дальше 26 августа…

А. ЕРМОЛИН: Сто процентов случаев на территории Грузии – это что?

Л. КУДЕЛИНА: Это 54 доллара в день.

А. ЕРМОЛИН: Это как за границей.

Л. КУДЕЛИНА: Да.

А. ЕРМОЛИН: Обычно у нас 100 долларов в день. То есть, 100 рублей в день.

Л. КУДЕЛИНА: Сто рублей по территории России. Те, кто едут в другие государства, откомандировываются туда, то, при условии, что он обеспечивается питанием, 30% суточных. Поэтому специально была введена норма на тот период, пока были эти действия. И получился правовой вакуум. С одной стороны 26 августа выходит указ, что это самостоятельное государство. Постановлением правительства эта норма не предусмотрена для этих двух государств. И поэтому мы не можем платить те же 54 доллара. Но то, что мы разъясняли в войсках, просто до военнослужащих не доходило.

А самое главное – они туда до настоящего времени откомандировываются, потому что нет статуса пребывания тех баз, поскольку нет международного договора с Осетией и Абхазией. Как только будет статус, то тогда на них будет распространяться то законодательство, которое сегодня существует для государств Закавказья, где увеличены оклады, увеличенная выслуга лет, какие льготы. Тогда будет совершенно другая выплата. Но в чём сейчас стоит вопрос? Недавно постановлением правительства эта норма отменена. Но мы обязаны, начиная с 26 августа по сегодняшний день обеспечить 30% всем командированным по существующим нормам.

А. ЕРМОЛИН: То есть, задолженность будет всем компенсирована.

Л. КУДЕЛИНА: Должна быть.

А. ЕРМОЛИН: Для этого нужно устранить этот правовой вакуум.

Л. КУДЕЛИНА: Правовой вакуум устранён, потому что пункт от 8 августа отменён на правоотношения с 26 августа 2008 года.

А. ЕРМОЛИН: А как, часто задают вопросы, сохранилось ли такое понятие, как «боевые» сейчас?

С. БУНТМАН: Тоже в связи с событиями августа.

Л. КУДЕЛИНА: Нет.

А. ЕРМОЛИН: То есть, а как сейчас регламентируется порядок выплат офицерам, которые выезжают в районы боевых действий, Чечня…

Л. КУДЕЛИНА: Они получают по всем постановлениям то, что они получают сегодня. И неплохо получают. Но никаких «боевых». А какие боевые действия, скажите мне.

А. ЕРМОЛИН: Мы понимаем, что боевые действия можно назвать по-разному. Можно назвать «принуждение к миру», можно назвать «контртеррорестические действия». Но суть та же самая, что была в Афгане – тебя могут убить.

Л. КУДЕЛИНА: Они служат в сложных условиях на территории Чечни. За это государство им выплачивает те выплаты, которые сегодня предусмотрены и законодательствами и всеми нормативными актами правительства. Меня часто спрашивают, сколько старший лейтенант получает. Это зависит от региона. Поэтому на территории нашего Закавказья каждая категория военнослужащих получает, как минимум, в 2 с лишним раза больше, чем обычный военнослужащий на территории России.

С. БУНТМАН: Можно ли подтвердить, что регулирование в семьях погибших, 64 человека, да?

А. ЕРМОЛИН: Да. Это замминистра нам рассказывал, Панков, о том, что все семьи погибших должны были получить по 100 тысяч долларов. Я сейчас уже не оговариваюсь, от бизнеса. Или это какая-то отдельная схема, минуя ваше ведомство?

Л. КУДЕЛИНА: Нет, почему? Мы действительно выплатили эти суммы всем погибшим. Но мы так же выплатили всем раненым, их 323 человека было. Поэтому все свои обязательства мы выплатили. Тот, кто правильно готовил документы, выплата произошла быстро. Но, к сожалению, в реквизитах что-то было не то, возвращались платёжки. Надо было чётко выяснить, куда надо было зачислить эти средства.

С. БУНТМАН: Но это урегулировано?

Л. КУДЕЛИНА: Всё урегулировано. Здесь вопросов нет. Мы своё обещание полностью выполнены.

С. БУНТМАН: Были ещё сомнения, на какое число, где были люди, где пострадали, где были ранены или погибли при каких-то обстоятельствах. Тут всё это определено чётко.

Л. КУДЕЛИНА: Это определено, экспертиза имела полный список, который нам представили, поэтому соответствующие подразделения Минобороны работали с родственниками погибших, эта работа прошла в конце прошлого года.

А. ЕРМОЛИН: Тревога военных финансистов. Они останутся в статусе военных или их функции будут переданы гражданскому персоналу?

Л. КУДЕЛИНА: Пока остаются.

А. ЕРМОЛИН: То есть, пусть помучаются.

Л. КУДЕЛИНА: В меньшем количестве, конечно, и гражданских много, например, в округе. Если 15 военнослужащих, то 20 гражданских. Но тенденция есть. Вы же сами понимаете, может быть в Москве, в областном центре могут быть все гражданские, но в каких-то опасных регионах, где марш-бросок на какие-то учения, вряд ли там могут быть гражданские финансисты. Я просто себя представляю, мне собраться, надеть джинсы и побежать куда-то вместе с бригадой. Конечно, должны быть военнослужащие.

А. ЕРМОЛИН: Большой блок вопросов по судьбе увольняемых военнослужащих. Во-первых, первый вопрос: А сколько у нас офицеров сейчас служит и сколько будет уволено? По увольняемым есть разные цифры – 147 тысяч, 150, 200 тысяч. Сколько сейчас есть и сколько будет уволено в ходе грядущего сокращения?

Л. КУДЕЛИНА: Вы знаете, такие цифры объёма называют… Вот, одномоментно мы столько сократим офицеров. Сегодня штатная численность офицерского состава 365 тысяч. Если мы выходим на 150, я думаю, что вы все прекрасно понимаете, что у нас не все штатные должности военнослужащих заполнены. А это не менее 44 тысяч. То есть, это не конкретные военнослужащие.

А. ЕРМОЛИН: То есть, уже 315 остаётся.

Л. КУДЕЛИНА: Да. Потом, если проанализировать практику увольнения за последние несколько лет, то то, что мы закладываем, сколько мы уволим в этом году, это не превышает того объёма планового увольнения, которое ежегодно происходит в вооружённых силах. Поэтому задача сейчас в воспитательных и кадровых органах – разъяснять, что происходит. Это не просто армада военнослужащих выбрасывается на улицу. Мы проходим каждый год эту жизнь. Вопрос стоит только в том, что кто из всего этого состава не обеспечен жильём. Я в начале передаче сказала, что не исключаю, что ряд из них, кто будет увольняться, могут перейти на 2010 год.

С. БУНТМАН: Но это постепенное и достаточно планируемое мероприятие.

Л. КУДЕЛИНА: Конечно.

С. БУНТМАН: Знаете, когда…

А. ЕРМОЛИН: А сколько будет уволено? Это действительно 140 тысяч? Я понимаю, что планово. Может быть планово 150, первый год из них 50, второй год 50, третий 50. Вот какая динамика, как она выглядит? Я просто езжу по регионам, знаю, что местные власти переживают, что сейчас огромное количество офицеров, куда их девать, куда их устраивать, переподготавливать. Где они могут узнать эту статистику, какая она?

Л. КУДЕЛИНА: В Министерстве обороны. У нас целое подразделение мониторит все эти моменты. Но понимаете, в чём дело, это же не только сокращение действующих военнослужащих. Мы призвали когда-то из запаса 7,5 тысяч. Сейчас мы от них отказываемся. А он работал где-то, чем-то занимался. Мы ему говорим: «Нет, приди, помоги армии». Помог. Вернётся на гражданку. Его не надо переучивать, он же до этого где-то работал, что-то делал. Поэтому есть такие категории, которые входят в общее увольнение военнослужащих.

А. ЕРМОЛИН: А какая самая сложная категория военнослужащих для военных? Я понимаю, когда пенсионер.

Л. КУДЕЛИНА: Младшие офицеры.

А. ЕРМОЛИН: С выслугой лет под 10.

С. БУНТМАН: Об этом много спрашивают.

Л. КУДЕЛИНА: Младшие офицеры. К ним должен быть особый подход. У меня сердце кровью обливается, потому что на распутье человек. И бросить его вот так нельзя.

С. БУНТМАН: Что можно было бы в идеале сделать для такой категории военнослужащих?

Л. КУДЕЛИНА: Найти пути сохранить служить в вооружённых силах. Или с каждым отработать так, чтобы он мог потом дальше войти в гражданскую жизнь. Не сам искал, а с ним отработать.

С. БУНТМАН: Кто будет с ним работать? Кто должен?

Л. КУДЕЛИНА: По-крайней мере, у нас такая работа ведётся кадровыми воспитательными органами, я знаю, что Николай Александрович Панков объехал многие субъекты. Есть соглашения с субъектами, которые готовы оказать помощь в привлечении у себя на рабочие места. Но, может быть, это внесёт свои коррективы, потому то новости тоже говорят о другом. В каждом субъекте свои проблемы. Но совместными усилиями… Никто не ставит срок, когда закрыть дверь для увольнения.

С. БУНТМАН: Это очень важно.

Л. КУДЕЛИНА: И от того, насколько мы скооперируемся, будем продумывать и наши действия совместно делать, наверное будет более спокойно тем, кто выбирает сейчас свою судьбу – либо служить, либо идти на гражданскую сферу.

А. ЕРМОЛИН: А какие конкурентные преимущества есть у этого молодого лейтенанта? И есть ли вообще на гражданке? Он приходит сюда с неким таким потенциалом, который ему позволяет выживать, или ему нужны какие-то костыли, чтобы адаптироваться к гражданской жизни. Честно сказать, меня лично, как офицера запаса, задели слова нашего спикера Совета Федерации г-на Миронова о том, что мы найдём место, руководители рабочих бригад, потом руководители не домкомов… как это называется? Как Вы считаете, где место офицера на гражданке и какие у него есть конкурентные преимущества на гражданке?

Л. КУДЕЛИНА: Вы знаете, я так прямо сейчас не отвечу. Но я столько уже работаю в Министерстве обороны, столько имею проблем с другими фирмами, коммерческими, не коммерческими. По-моему, нет ни одной структуры в РФ, где бы ни служили бывшие военнослужащие. Поэтому диапазон применения, мне кажется, у наших военнослужащих, абсолютно широкий.

С. БУНТМАН: Опять мы возвращаемся к человеку. Несколько минут назад Вы говорили о той работе, которую необходимо делать…

Л. КУДЕЛИНА: Личность. Либо он на диване будет лежать и ждать, когда пирог с неба упадёт, либо будет думать, как ему дальше жить. И ему будут помогать в этом. Поэтому это от личного характера.

С. БУНТМАН: Спасибо. Любовь Кондратьевна, я думаю, что это не последняя наша встреча. Будут возникать новые события и новые соображения, новые вопросы у наших слушателей. Спасибо большое. И с праздником.

Л. КУДЕЛИНА: Спасибо вам.
Просмотров: 5743 | Добавил: Левин | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 1
1  
А. ЕРМОЛИН: Тревога военных финансистов. Они останутся в статусе военных или их функции будут переданы гражданскому персоналу?

Л. КУДЕЛИНА: Пока остаются.


Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]


Форма входа


Мини-чат
200


Статистика

Рейтинг Военных Ресурсов

Проголосуй за Рейтинг Военных Сайтов!

Internet Map

Яндекс цитирования


Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Своих: 0



Сегодня были:


Архив записей


© Разработка сайта